Новая версия на www.russianplanet.ru


       НОВЫЙ СВЕТ

       За просторными пляжами Судакской бухты, за величественными руинами средневековой крепости, среди реликтовых можжевельников и сосен Судакских, в окружении диких и величественных горных вершин, на берегу изумрудной бухты раскинулись постройки поселка под названием Новый Свет.
       Заканчивается поселок Уютное, что расположен на окраине Судака. Горное шоссе, стремительно поднимаясь ввысь, приглашает продолжить путешествие. От Уютного до поселка Новый Свет — примерно пять километров.
       Что такое Новый Свет?
       “Новый Свет со своими различными можжевельниками — извилистый и глубокий, как внутренность раковины”, — дает определение Максимилиан Волошин.
       В. А. Гиляровский восклицал в начале века:

       За эту пару чудных дней
       В волшебном “Новом Свете”
       Все увидал я в новом свете,
       И новый свет в душе моей!

       “От подножия горы Сокол распахнется удивительный, неповторимый Новый Свет — одна из красивейших жемчужин Крымского побережья...” — констатируют авторы фотоальбома “Новый Свет”, вышедшего вторым изданием в Киеве в 1988 г.
       Летом 1957 г. в наших местах побывал А. Т. Твардовский. В Судак он приезжал из Коктебеля. “26 июня... Бухта Нового Света — немногочисленные домики с заводом шампанских вин, теснота очень близко подвинувшихся к воде и мало освоенных гор, деревья — можжевельники, тропа по краю скалы, к гротам, прозрачность воды под скалой с рыбами, как в аквариуме...” — заносит поэт лаконичные строки в дневник.
       Приведем и сонет Николая Лезина “Новый Свет”.

       Все тихо... Лишь порой цикады слышен крик.
       Да море о скалу плеснет своей волною.
       Зажали весь залив гранитною клешнею
       Громада Сокола и островерхий пик.
       К заливу синему зеленый сад приник;
       Пустынен гладкий пляж под острою горою,
       Где лодок и сетей, застывших под водою,
       В лазурном зеркале рисуется двойник.
       Тропинки каменной крутые повороты
       Ведут на дальний мыс, где сумрачные гроты,
       Плющом увитые, уходят в недра скал.
       А дальше за горой бескрайние просторы,
       Тут моря плещется расплавленный металл,
       И контур выгнутый синеет Ай-Тодора.

       Эту своеобразную подборку с поэтическими и прозаическими восхвалениями Новому Свету легко продолжить. Сколько раз, находясь вдали от Крыма, при случайных встречах с разными людьми, приходилось слышать:
       — Вы из Судака? Там, рядом с вами, есть прекрасное место. Новый Свет называется.
       А чем является Новый Свет для меня, местного жителя, побывавшего здесь множество раз, исходившего все тропы и дорожки, в одиночку, с друзьями, с большими туристскими группами?
       Еще совсем недавно, до начала 1990-х годов, пользовалась популярностью пешеходная экскурсия в Новый Свет. Экскурсанты бодро поднимались с первыми лучами солнца, собирались часов в шесть утра в Уютном, за два-три часа преодолевали с экскурсоводом десятикилометровый маршрут — к поселку и дальше вдоль разноцветных бухт и с наступлением изнуряющей жары уже устраивались на великолепных новосветских пляжах, покрываясь бронзовым загаром.
       Прошло всего несколько лет, и заманить массового экскурсанта в такое путешествие стало невозможно. Теперь нашему экскурсанту обязательно подавай автобус или даже белый лимузин. Вот и пылят по чудному горному серпантину автобусы “Икарусы”, едва разъезжаясь друг с другом на крутых поворотах, газуют белые лимузины. Люди соприкасаются с прекрасным, чихая от паров бензина и салонной пыли, под скороговорку экскурсовода, едва успевающего перечислять достопримечательные объекты.
       Как вы уже, наверное, догадались, я предлагаю вам на несколько часов отказаться от благ цивилизации и, следуя примеру советских экскурсантов, начать путешествие в Новый Свет рано утром, когда солнце уже обильно светит, но не палит еще так нещадно.
       Сразу при выходе из Уютного несколько табличек и плакатов у дороги извещают о вступлении на территорию государственного ботанического заказника “Новый Свет”. Напомним, что заповедники — это взятые под охрану участки земли или водной поверхности, полностью и навсегда изъятые из хозяйственного использования и закрытые для посещения; заказники — это территории с частичным режимом заповедности, где разрешается организованное экскурсионное посещение отдельных объектов.
       Если исходить из строгого научного определения, то, к примеру, заповедник Карадаг с открытием его для туристов перестал быть заповедником и теперь от силы может считаться заказником. “Новый Свет” же фактически никогда даже не был заказником, исходя хотя бы из того факта, что на его территории располагается войсковая часть и до недавнего времени осуществлялась стройка базы подводников-аквалангистов “Дельфин”.
       За плакатами, огибая гору Палвани-Оба, шоссе довольно круто поднимается вверх. Где-нибудь посреди подъема сделаем остановку, чтобы отдышаться и бросить прощальный взгляд на урбанизированную Судакскую долину и окружающие ее горы — Алчак, Ай-Георгий, Перчем. Сейчас мы поднимемся на небольшой перевал, и местность в мгновение ока примет совсем другой вид. Грандиозные скалы — бывшие коралловые рифы, сосновые и можжевеловые рощи, изумрудные бухты и зовущий вдаль серпантин горной дороги.
       Левее перевала среди скал видна узкая расщелина. Это Демир-Капу — Железные Ворота. В прежние времена через них осуществлялась связь между Судаком и Новым Светом. Возможно, раньше этот узкий проход действительно был прегражден воротами. Небольшая горстка воинов без труда могла отражать здесь значительные силы неприятеля. Дорога, близкая к современной, была проложена в конце XIX века, по некогда неприступным скалам.
       Внизу, под крутыми западными склонами горы Палвани-Оба, на берегу моря раскинулось урочище Димитраки. Здесь, практически на одной площадке, мирно соседствуют две руины. Одна — грандиозная, величественная, неизменно привлекающая к себе внимание всех проходящих и приезжающих. Другая совершенно неприметна; отсюда, с дороги, из груды камней ее сможет выделить разве только опытный взгляд специалиста-археолога. Первая наверняка простоит не одно десятилетие. Вторая может исчезнуть с лица земли в любую минуту. Первая появилась в урочище недавно, в 1970 — 1980-е годы. Это типичный советский долгострой под названием: спортивная база подводников-аквалангистов “Дельфин”. Происхождение второй теряется в глубине веков. Это — остатки одного из средневековых христианских монастырей Сугдеи.
       В путеводителе “Судак” (1928 г.) А. Полканов посвятил монастырю несколько строк: “Мы видим на первом мысу под самым его обрывом развалины древнего монастыря. В середине большой базилики была позже построена другая, меньших размеров. Выше на пригорке видны остатки стены, относящиеся к более раннему периоду”.
       Строительство “Дельфина” началось в 1974 г. Несколько месяцев спустя, решением Крымского облисполкома от 22 ноября 1974 г. “Об организации государственных заказников в области”, был образован ботанический заказник “Новый Свет” площадью 470 га. Как известно, статус заказника исключает любую хозяйственную деятельность на охраняемой территории. Но, как не раз бывало, пожалели уже вложенные средства и посчитали возможным стройку продолжить.
       Однако запустить “Дельфин” в эксплуатацию так и не удалось. Почти достроенный, он был брошен на произвол судьбы и разграблен. Но даже в таком виде база производит большое впечатление количеством средств и вложенного в строительство труда. Прогуливаясь неторопливо по этажам и подвалам, поднимаясь на крышу и спускаясь к недостроенному пирсу, легко вообразить себя путешественником во времени из романа Г. Уэллса, размышляющим о бренности всего земного.
       Даже сейчас легко представить, каким чудесным уголком природы было когда-то урочище Димитраки — с древним монастырем, с нависающими отвесными стенами Палвани-Обы, с журчащим ручейком по дну оврага; под современным железобетонным мостом еще пробивается из-под земли скромный источник.
       Долго ли, коротко ли, но мы возвращаемся на шоссе, которое далее делает большую извилистую петлю, огибая Чертово ущелье. У верховьев ущелья, правее шоссе, “торчит”, как сказано в старом путеводителе, скала Чертов палец, за которой высится громада Сокола. Высота Чертова пальца от основания до вершины — 17 метров.
       Почти напротив него находится бухта Черепашка. Низкая скала, выступающая в этом месте в море, похожа на соответствующую рептилию. Левее бухты виднеются две скалы, похожие на целующихся птиц; называются они Орлиная любовь. Местные современные топонимы, а главное, своеобразные очертания здешних гор, вызвали к жизни множество легенд. Приведем две из них, одну — в записи А. Трибушного.
       То было утро планеты. В ту первозданную пору, когда птицы и звери, люди и рыбы, деревья и травы еще понимали друг друга, а возможно, и разговаривали на одном языке, — добро и зло уже и тогда были живы. В том мире, где буйствовал вихрь еще молодой жизни, оглушенной громами небесными, пронизанный молниями, встретились две птицы. Это были он и она. Самой природой, очевидно, предназначенные друг для друга. Любовь, чистая, как слеза, опьянила их сердца.
       Любовь... Она всегда рождает жизнь. Поэтому, наслаждаясь друг другом, птицы все чаще и чаще стали задумываться над тем, где бы свить себе гнездо.
       Облетев побережье моря, птицы увидели райский уголок — Новый Свет. Так именуется этот край сегодня. Тихую просторную бухту охраняли две горы: одна, похожа на сокола с полураспахнутыми крыльями, а другая — на сидящего орла. И редкой красоты пушистые сосны. И воздух, напоенный запахом можжевельника. И волны, замиряющие бег свой далеко от берега. И тишина, позволяющая слушать шепот еще не высохших трав.
       Все здесь очаровало птиц. Они опустились к синему морю, на крутой откос берега, и начали целоваться. И радостью наливались стволы раскидистых деревьев на склонах. Но там, где есть радость, рядом до времени прячется горе.
       Мрачный старый черт, с шумом и свистом проносясь над берегами, заметил счастливых птиц. Сел он неподалеку, над краем впадины.
       — Вы птицы, а не люди. И вам нельзя целоваться, — гневаясь, насупил черт свои косматые брови.
       — Но мы любим друг друга, — смеялись птицы.
       — Если вы не прекратите, я превращу вас в камни. Что будет с миром, если все живое станет любить друг друга? Исчезнут и ненависть и убийства.
       Но птицы отвергли холодный страх.
       — Готова ли ты,— только глазами спросила одна птица другую, — в камне навсегда остаться рядом? Готова ли ты не предавать нашу любовь?
       — Я согласна! — вскричала она, — Я согласна! До сих пор уши гор слышат ее неутихающий крик. Протянул черт руку навстречу птицам, прохрипел свое заклятие, и птицы окаменели.
       Но недолго торжествовало зло. Увидел всемогущий бог несправедливость, сотворенную чертом. Размахнувшись, стукнул черта по голове со своей высоты — тот и провалился сквозь гору. Только палец и остался торчать сверху. И палец тот стал каменным.
       Вторая легенда рассказывает, что когда-то жил в этих местах могучий Орел, никого к себе не подпуская. Но вот прилетел молодой Сокол, и завязался в небе между двумя гордыми птицами жестокий бой. Долго он длился. Могуч был Орел, но стар. А молодость всегда побеждает. Упал на берег израненный Орел, а над ним навис Сокол — победитель. Так и остались они здесь навечно.
       Побережье вокруг поселка Новый Свет, наряду с Лисьей бухтой, пользуется заслуженной известностью у нудистов. В 1991 г. у Нового Света принимали роды в воде члены центра родительской культуры “Аква”, созданного годом раньше в Москве. У истоков центра стоял Игорь Борисович Чарковский, пионер в области родов в воде, начавший свою деятельность в этом направлении в 1986 г.
       Прямо посреди нудистских пляжей и реликтовых лесов расположилась войсковая часть; Новый Свет недаром называют краем контрастов.
       Живым памятником далеких геологических эпох являются новосветские леса и рощи. Это остаток древней растительности, покрывавшей Европу в кайнозойскую эру, которая длилась 60 миллионов лет. Эти леса видели мамонтов, саблезубых тигров, пещерных медведей... Остатки давно вымерших животных находят и в Крыму. Впервые кости мамонта в Крыму были найдены в прошлом веке, не так далеко отсюда — в долине реки Сотеры близ села Солнечногорское.
       В четвертичном периоде образовался мощный ледяной покров. Началось наступление ледников на юг. Теплолюбивая растительность повсеместно погибла и удержалась только на юге, куда не добрался ледник, в том числе на Южном берегу Крыма.
       В Новом Свете произрастает несколько видов можжевельника, сосна Крымская (Палласа), сосна Судакская. Последняя встречается в Крыму только в Судаке и на мысе Айя. Впервые сосну Судакскую исследовал русский ботаник В. Н. Станкевич; в честь него в 1906 г. академиком В. Н. Сукачевым она была названа сосной Станкевича.
       С. Станков, проводивший ботанические исследования Южного берега Крыма, отмечал: “Весь комплекс растительности этого участка имеет совершенно иной характер... Необходимо говорить не только о можжевеловом южнобережном лесе, а о различных вариантах (ассоциациях) южнокрымских лесов, изучая эти варианты с запада на восток”.
       У последнего перед поселком мыса с дороги виден огромный срез обвалившегося песчаника с удивительно ровными стенами. Здесь находился средневековый пещерный монастырь. Основание его, возможно, относится к эпохе иконоборчества в Византийской империи (VIII в.). Впоследствии пещеры обвалились вместе с глыбами песчаника. Сохранилась часть одной из монашеских келий — задняя часть пещеры с высеченным крестом на стене. У подножия скалы, высоко над морем, археологи расчистили остатки исчезнувшего храма.
       О существовании монастыря у подножия Сокола сообщает архиепископ Гавриил: “При подошве горы Сокол заметны остатки древнего греческого каменного монастыря во имя “святого великомученика Георгия”, разрушенного во время турецкой войны. Всход к нему чрезвычайно затруднителен и доступен только для пеших: несколько раз надобно опускаться в пропасти и подниматься на крутизны, встречая на каждом шагу тысячи препятствий. С южной стороны храма из расселины камня истекает ручей чистой воды”.
       Повторно открыл монастырь Н. Лезин в 1920-е годы. Краевед обнаружил остатки трех пещер. На стене одной из них был высечен крест. Здесь в скале была вырублена маленькая скамеечка или полочка. В другой пещере еще сохранились потолок и часть передней стены со слоем штукатурки или краски. Описывая свою находку, Лезин указал и на причину разрушения монастыря: “Пласт песчаника, в котором были высечены эти пещеры, лежит около моря на слое глины, размывание которой влекло за собой обрушивание лежащего на ней песчаника, почему сохранились только эти три пещеры, да и то в плохом состоянии. Огромные обломки такого же песчаника, обрушившегося вниз, видны в море”.
       О сделанной находке члены Судакского отделения РОПИК сообщили в Археологический отдел Главнауки. В Судак был командирован член общества профессор А. Фомин для дальнейшего исследования памятника.
       Возможно, именно в этом месте у поэта Н. Лезина рождались строки сонета:

       Разрушен древний храм над морем бирюзовым,
       Веками сокрушен тяжелый мрамор плит.
       И море, что внизу торжественно шумит,
       Подножье роет стен упорно и сурово.
       Какая тишина! И в сумраке лиловом,
       Когда недвижно все, когда ущелье спит,
       Неясная тоска смущает и томит,
       И сердце в тишине внимает древним зовам.
       Размеренной волной шумит внизу залив;
       И призрак прошлого как будто снова жив,
       И снова все кругом так близко и знакомо,
       Как будто бы давно, за долгим рядом лет,
       Я видел, как сейчас, громаду Меганома,
       Вздымавшего из волн тяжелый свой хребет.

       Пещерный храм, возможно, был также в гроте Шаляпина, с западной стороны Нового Света. Вплоть до XIX в. на одной из его стен сохранялись остатки росписи.
       Поселок Новый Свет встречает нас железными решетками ведомственных здравниц. Однако пытливые туристы давно протоптали по склону короткую тропу, проломив в нужных местах ограждения. Спускаясь по тропе, мы скоро выйдем на старую смотровую площадку. Поселок раскинулся перед ними, как на ладони.
       Расположен он на берегу бухты Зеленой. Это одна из трех разноцветных новосветских бухт. Дальше, на запад, находятся еще Синяя и Голубая.
       Поселок обступают живописные горные вершины. С запада Зеленую бухту замыкает островерхий Орел, или Коба-Кая (с татарского — Пещерная скала). Правее возвышается Караул-Оба (в переводе — Караульная вершина). С севера подступает заросший можжевельником Сандык, северо-западнее которого, в некотором отдалении, виднеется Сыхт-Лар. Наконец, с восточной стороны нависает грандиозный скальный массив Сокола с двумя Соколятами.
       После присоединения Крыма к России Екатерина II подарила эту местность французскому дворянину Галере. Можно предположить, что именно в это время за урочищем закрепилось название Парадиз, что переводится с французского как сад, парк.
       Галере вскоре продал подарок. В 1820-е гг. Парадизом владела княгиня А. С. Голицына, которая, в свою очередь, продала имение князю Херхеулидзе.
       В 1858 г. по приглашению X. X. Стевена Новый Свет посетил профессор Киевского университета Карл Федорович Кесслер. Из его описания мы узнаем о существовании здесь рыбного завода г. Гафнера. Артель завода, занимавшаяся ловлей скумбрии и кефали, была очень разноплеменной: атаман — армянин, среди рыбаков были греки, татары, малоросы, один немец и один отставной солдат из великорусской губернии.
       Кесслер сообщает, что именно Херхеулидзе дал долине громкое название “Новый Свет”. По мнению судакского краеведа В. Ф. Саламатова, князь хотел таким образом противопоставить своим владениям в районе Гурзуфа и Ялты новое владение под Судаком.
       Херхеулидзе собирался устроить здесь винодельческую колонию, однако дело ограничилось посадкой 3,5 десятин винограда. После смерти князя его наследники продали в 1878 г. Новый Свет князю Л. С. Голицыну.
       Льву Сергеевичу суждено было поднять виноделие в Крыму на невиданную до этого высоту. Завод шампанских вин, построенный князем в Новом Свете, ныне обладает международной известностью.
       На дореволюционных фотографиях Нового Света мы увидим только несколько домиков, затерявшихся среди виноградников и зарослей можжевельника. Эти постройки, принадлежавшие князю Голицыну, сохранились до нашего времени. В бывшем доме приезжих, здании с четырьмя башнями, сейчас располагаются магазины, поселковый клуб. В другом белом здании под красной черепицей открыты дом-музей Л. С. Голицына и дегустационный зал завода шампанских вин. Здесь можно подробно узнать о жизни и деятельности князя, посвященной виноградарству и виноделию.
       Прогуливаясь по поселку, вы наверняка отыщите склеп Л. С. Голицына у одного из современных пятиэтажных зданий.
       Умер он в декабре 1915 г. в Феодосии, возвращаясь из Москвы в Новый Свет. Похоронен в склепе рядом с женой Марией Михайловной, умершей в 1909 г.
       Вскоре в России разразилась революция, последовали годы гражданской войны. Склеп Голицыных несколько раз был ограблен. Можно предположить, что прах князя и его жены в эти годы был перенесен из фамильного склепа и перезахоронен, однако новое место захоронения остается неизвестным.
       Сейчас поселок заметно вырос. По соседству с дореволюционными зданиями выросли новые пятиэтажные дома. Под горой Сокол расположились санаторий “Полет” и пансионат “Новый Свет” с портящим пейзаж многоэтажным корпусом. Не украшает пейзаж и огромная труба котельной под горой Сандык.
       Если к архитекторам, работавшим в Новом Свете, можно предъявить определенные претензии, то садово-парковые работники пансионата “Новый Свет” — выше всяких похвал.
       Когда-то в парке здравницы росли только дикие можжевельники и сосны. Была проделана огромная работа. На отдельные участки земли завезли более 10 тысяч тонн грунта. Сейчас в парке собрано более 100 видов и разновидностей флоры из разных уголков земного шара. Здесь можно увидеть кедр ливанский и кедр гималайский, земляничники мелкоплодный и крупноплодный, агавы, опунции, благородный лавр. Высажена тенистая пальмовая аллея. Рядом с пальмами разбит цветник; цветут ковровые растения эхиверии, карликовой герани. Повсюду растут розы: “Псковитянка”, “Крымская ночь”, “Климентина”. Великолепно цветут юкки, раскрывает пламенные бутоны древовидный цереус — представитель мексиканской флоры.
       Целый ряд увлекательных путешествий можно совершить в окрестностях Нового Света. Здесь много интересных объектов природы; немало также памятников истории и археологии. В разных местах были найдены орудия труда пещерного человека, предметы таврской культуры. Археологам известны средневековые монастыри и храмы, укрепления, гончарные печи. В горах повсеместно встречаются старые тропы и дороги, остатки строений, заброшенные каменоломни, мельничные жернова, изготовлявшиеся в неизменном виде на протяжении всего средневековья.
       Однако большинство памятников Нового Света относится к новому времени. Любую нашу экскурсию можно с полным основанием назвать путешествием по голицынским местам. Живописные окрестности поселка были окультурены, благоустроены. Здесь любили совершать прогулки сам князь и его многочисленные гости.
       Различные варианты экскурсий в окрестностях Нового Света — по можжевеловым и сосновым рощам, по каменным хаосам и прохладным гротам — производят неизгладимое впечатление, особенно если больше смотреть вдаль или ввысь и меньше — на кучи мусора под ногами.
       В крайне плачевном состоянии находится Голицынский грот, который имеет также и другое название — грот Шаляпина. Сильнейший ураган 1992 г. почти полностью разрушил перекрывавшую грот стену, построенную при Голицыне и восстановленную позднее. Пострадала от урагана находящаяся здесь же винотека. Засыпало землей источник в центре грота — после его расчистки, через несколько лет, воды стало гораздо меньше.
       Не менее печально выглядят и другие “экскурсионные объекты” Нового Света. Посреди Царского пляжа, где в 1912 г. купался император Николай II, к концу курортного сезона обычно возвышается необъятная куча мусора, плюс множество хлама, разбросанного помимо кучи.
       Непомерна рекреационная нагрузка. На спусках и подъемах по тропам земная поверхность, выбитая ногами, представляет собой пыль и щебенку, по которым невозможно передвигаться.
       До их пор немало людей из года в год приезжает отдыхать в одно и то же однажды облюбованное место — Новый Свет. Здесь мало привычных современному человеку удобств, отсутствуют многие блага цивилизации, но зато присутствует радость непосредственного общения с дикой, нетронутой природой. Однако все меньше и меньше становится их, постоянных “клиентов”. Многие, прибыв сюда, говорят со вздохом сожаления: здесь я в последний раз. И принимаются за поиски других, не столь еще загаженных человеком уголков живой природы...
       Так чем же является для меня Новый Свет? Большой вселенской свалкой? Местом вавилонского столпотворения диких человеческих орд? Уголком земли, куда стыдно приводить друзей и знакомых?
       Или это природный уникум, воспетый не одной сотней маститых и безвестных поэтов и художников? Насыщенная исторической памятью земля, где каждый случайно поднятый с земли камень может оказаться окаменевшим миллионы лет назад морским моллюском или орудием труда эпохи палеолита?
       Место, где случайно можно подсмотреть, как стайка молоденьких обнаженных девушек устремляется в изумрудные волны моря! Что ни говори, а подобное зрелище всегда будет волновать сердце любого настоящего мужчины!
       Чем является это место для всех нас — местных и приезжих, близких и далеких?
       Самое ближайшее будущее должно дать исчерпывающий ответ на этот вопрос.

Предыдущая глава | Содержание | Следующая глава