Новая версия на www.russianplanet.ru

       СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

       Этот город на Таврическом полуострове, который греки называли Сугдеей, Сугдаей или Сидагиосом, генуэзцы — Солдайей или Сулдадией, древние русичи — Сурожем, восточные географы — Судаком, Солтаком, Шолтатией, сохраняет до наших дней название Судак.
       Город, выросший на берегу удобной гавани, вблизи Боспора Киммерийского (Керченский пролив) и озера Меотийского (Азовское море), куда вели сухопутные пути из Восточной Европы и азиатских просторов, с самого начала своей истории стал важнейшим пунктом черноморского судоходства.

       В древнейшие времена

       Пребывание человека в окрестностях Судака прослеживается со времен палеолита. В Новом Свете найдены орудия труда неандертальцев, относящиеся к среднему палеолиту (80 — 30 тыс. лет до н. э.). Следы открытой стоянки неандертальцев обнаружил в обрыве сухой речки близ горы Меганом А. И. Полканов. Это было время последнего оледенения Земли, когда в Крыму даже летом стояли холода. Неандертальцы умели добывать огонь. Они охотились на крупных и мелких животных и одевались в их шкуры.
       В окрестностях Судака и в Новом Свете найдены орудия труда новокаменного века (10 — 4 тыс. лет до н. э.), а на горе Меганом, в Капсельской долине и на горе Караул-Оба открыты стоянки и поселения эпохи бронзы (II тыс. до н. э.).

       Тавры, греки

       В I тыс. до н. э. и в первые века н. э. на территории, прилегающей к Судакской бухте, обитали аборигенные племена тавров. Жильем им служили пещеры, хижины и укрепленные убежища, сложенные из крупных камней. Занимались тавры охотой, рыболовством, мотыжным земледелием, скотоводством. По свидетельству древнегреческих авторов, тавры нападали на проходящие мимо берегов суда, выходя для этого в море на утлых долбленых челнах.
       Для контроля за населявшими окрестности таврами и обеспечения безопасности каботажного плавания по маршруту Боспор — Херсонес на западных отрогах горы Караул-Оба в I веке до н. э. была построена боспорская крепость. Многолетний руководитель Кутлакской экспедиции, исследовавшей крепость, С. Б. Ланцов считает, что в этом месте может быть локализован античный порт Афинеон. Флавий Арриан, правитель римской провинции Каппадокии, совершивший в 134 г. н. э. плавание вдоль берегов Черного моря, указывает покинутый порт скифо-тавров между Феодосией и Лампадой (совр. Малый Маяк близ Алушты). Он пишет: “Отсюда (от Феодосии. — Авт.) 200 стадиев до покинутого порта скифо-тавров”. Анонимный автор, чье сочинение датируется V веком, указывает название пункта: “от Феодосии до пустынной гавани Афинеона или гавани скифо-тавров 200 стадиев... здесь спокойная стоянка для кораблей”.
       По разным подсчетам, 200 стадиев равны приблизительно 32 — 42 километрам. На таком расстоянии от Феодосии находятся современные поселки Курортное и Коктебель. Некоторые исследователи предполагали, что Афинеон следует искать на месте средневековой Сугдеи. Однако поселения античного времени в этих местах пока не обнаружены. На территории Судака сделаны лишь единичные находки, относящиеся к рубежу I тыс. до н. э. — I тыс. н. э.
       Таким образом, крепость на склонах Караул-Обы, хотя и находится в 60 километрах от Феодосии, а не в 32 — 42, единственный известный в настоящее время античный памятник в юго-восточном Крыму. Стоящая на высоком береговом обрыве крепость была хорошо видна с проходящих судов и являлась прекрасным ориентиром для каботажного плавания. К моменту написания перипла Арриана крепость уже в течение века была заброшена, однако ее руины, с учетом нынешней сохранности, могли в те времена выглядеть очень внушительно.

       Возникновение Сугдеи

       Жители средневековой Сугдеи относили основание города к 212 г. н. э., о чем говорят записи на полях Синаксаря — греческой рукописной книги религиозного содержания, в средние века хранившейся в одном из христианских монастырей. На протяжении многих десятилетий монахи делали на полях Синаксаря пометки о важных, с их точки зрения, событиях. В середине XIX века судакский Синаксарь был обнаружен на острове Халка в Средиземном море и опубликован в 1863 г. в пятом томе “Записок Одесского общества истории и древностей”.
       В одной из заметок на полях Синаксаря, датированной 1296 г., говорится: “Построена крепость Сугдея в 5720 году. [Всех же лет] от построения Сугдеи до сегодняшнего дня, т. е. до 6804 года, 1084”. Летосчисление в Византии и на Руси в средние века велось от “сотворения мира”. 5720 год этого летосчисления соответствует 212 г. н. э.
       Эта дата повторяется в записях, сделанных в 1312 и в 1411 гг. Неизвестно, какими материалами располагали авторы заметок о дате основания Сугдеи. Возможно, это были письменные источники, позднее утерянные, возможно, только устные недостоверные предания. Других материалов, которые подтверждали бы эту дату, до нашего времени не сохранилось.
       Первоначально поселение находилось на приморской полосе у подножия горы Крепостной (пляж совр. поселка Уютного). В 1968 г. археологи исследовали в этом месте так называемое Приморское укрепление, защищавшее поселение с моря. Укрепление датируется VI веком, однако эта датировка вызывает споры. Архитектор Е. И. Лопушинская считает, что архитектура и кладка сооружений характерны для более ранних — римского или раннехристианского периодов истории архитектуры (III — V века). На дне бухты подводники обнаружили позднеантичные предметы, что косвенно подтверждает более раннюю датировку.
       Возникновение города и его название — Сугдея связывают с аланами. Это ираноязычные племена сарматского происхождения, предки современных осетин, которые появились в Крыму во II — III веках н. э. В. Г. Васильевский показал, что в языке осетин имеются слова “сугдед” и “сугдаг”, а на Кавказе существует заброшенное поселение Суадаг. Ученый-топонимист В. Миллер предполагал, что название Сугдея происходит от ираноязычного слова “Сугда”, что переводится как “непорочный”, “святой”. Швейцарский путешественник и ученый Дюбуа де Монпере и другие исследователи считали Судак главным портом аланов.
       Впервые в литературном тексте Сугдея упоминается в “Космографе” VII века неизвестного автора из Равенны. В числе других городов северного побережья Чёрного моря назван город Согдабон и указано его примерное местонахождение. С этого времени различные письменные источники упоминают город постоянно.

       Под властью Византии

       Начиная с VI века, побережье Крымского полуострова от Херсона (средневековое название Херсонеса) до Боспора оказалось под властью Византии. При императоре Юстиниане I (527 — 565), проводившем активную внешнюю политику, в Таврике развернулось интенсивное крепостное строительство. На Южном берегу возводятся крепости Алустон (совр. Алушта) и Горзувиты (Гурзуф). Согласно архитектурному анализу самые ранние кладки стен крепости в Судаке на северном склоне Крепостной горы также относятся к VI веку. Крепостные стены нижнего оборонительного пояса существовали уже в VIII — IX веках. Расположение крепостных стен этого периода указывает на то, что в VI веке город, кроме прибрежной полосы, занимал почти ту же территорию на северном склоне горы Крепостной, границы которой и сейчас обозначены оборонительными сооружениями. В позднее средневековье город только несколько расширился на восток и на запад.
       В середине VIII века произошел значительный прилив византийских греков на Крымский полуостров. В Византии в это время разгорелась ожесточенная борьба между иконоборцами и иконопочитателями. После победы иконоборцев, поддержанных императорской властью, иконопочитатели вынуждены были искать спасения на окраинах государства, в том числе и в Таврике. Здесь они основали большое количество церквей и монастырей, способствуя этим быстрой христианизации местного населения.

       Хазары

       В VIII — IX веках Крымом владели хазары. Сугдея стала их административным центром. В городе находился наместник хазарского кагана — тудун. Одновременно Сугдея являлась центром православной епархии (церковного округа) во главе сначала с епископом, а с Х века — архиепископом.
       С вторжением хазар на Крымский полуостров здесь погибли многие византийские поселения. В Отузской и Коктебельской долинах обнаружены 15 византийских поселений, возникших в иконоборческую эпоху в первой половине VIII века и погибших в результате разгрома практически одновременно в том же VIII веке.
       Были сожжены и византийские постройки Сугдеи. Несмотря на разгром, вокруг города продолжается консолидация христианского населения. Возник новый центр православия в Таврике — Сугдейская епархия. В VIII — IX веке усилилось византийское строительство на окраинах Судакской долины.
       Со второй половины IX века началось строительство хазарских укреплений Сугдеи. Оборонительные стены толщиной 2,7 метра ограждали территорию площадью более 20 га, а значит, Судак в то время был крупным приморским городам. За стенами же находились лишь небольшие хижины, редко разбросанные по прилегающей местности. Взрослое мужское население крепости по численности, вероятно, не могло составить значительную военную силу, достаточную для защиты крепостных сооружений. Можно предположить, что в мирное время в крепости находился хазарский военачальник с регулярным войском, а во время войны сюда стекались отряды родовых вождей со всей территории Крымской Хазарии, а также — в случае крупных военных действий в Таврике — основные силы каганата. Таким образом, крепость в Судаке играла роль хазарского военного форпоста.
       О численности хазарских войск в Сугдее можно предполагать, исходя из ранга постоянно находившегося в крепости хазарского наместника, известного по “Житию” Стефана Сурожского под именем Юрия Тархана. Тархан у тюрок являлся крупным военачальником, подчиненным только командующему войсками и кагану. Самым крупным подразделением в тюркском войске был тумен, состоящий из 10 тысяч всадников. Сугдея, во главе которой стоял тархан, предназначалась для развертывания хазарского тумена.
       Крушение хазарского каганата связано с восточным походом князя Святослава в 965 г., когда были разгромлены основные силы хазар в Поволжье, на Дону и Северном Кавказе. Следствием этого похода была попытка Руси закрепиться на Боспоре Киммерийском и установить контроль над обоими берегами Керченского пролива. Воспользовавшись победами Святослава, Византия изгнала хазар из юго-западной Таврики, а в 971 г., после поражения Святослава в русско-византийской войне, влияние Византии было восстановлено на востоке Крымского полуострова и в Тамани. Вернув себе Сугдею, византийские императоры развернули здесь интенсивное строительство крепостных укреплений.

       Печенеги, половцы

       После освобождения Крыма от власти хазар в степях полуострова установилось господство печенегов. Впервые печенеги появились в Крыму в 882 г. К середине Х века они заняли почти весь полуостров, разгромив большинство селений, жители которых ушли в горы. Сугдея, несмотря на ущерб, причиненный печенегами, продолжала существовать как довольно значительный город.
       В Х — XI веках Сугдея несколько раз упоминается в константинопольских церковных актах. В 997 г. определение константинопольского синода в числе других подписал архиепископ Константин Сугдейский. В 1026 г. в синоде участвовал архиепископ Сугдеи Арсений. В 1087 г. на церковном соборе присутствовал сугдейский архиепископ, имя которого осталось неизвестным.
       С конца XI века, когда Сугдея оказалась под властью половцев, начался бурный экономический рост города, усиление его политического значения. Половцы, или кипчаки, — это кочевые племена тюркского происхождения, проникшие в середине XI века в Приднепровье и Северное Причерноморье. К 1116 г. они окончательно разгромили и покорили печенегов и стали единственными хозяевами степей Северного Причерноморья, а Сугдея — главным опорным пунктом половцев в Крыму. Арабский историк Элайни называл ее “наибольшим из городов кыпчацких”.
       В XI — XIII веках развернулось широкое строительство в прибрежной части города. Сугдея в этот период становится крупным международным центром, где встречаются купцы со всех концов мира — из Руси, Западной Европы, Северной Африки, Малой Азии, Индии, Китая. Арабский историк Ибн-аль-Асир (1160 -~ 1233) сообщал о Сугдее: “Этот город кипчаков, из которого они получают свои товары, и к нему пристают корабли с одеждами, последние продаются, а на них покупаются девушки и невольники, буртасские меха, бобры и другие предметы, находящиеся в земле их”. С Запада в Сугдею привозили французское и английское сукно, оружие, женские украшения и ювелирные изделия, из Египта и Сирии — хлопковые ткани, ладан, финики, из Индии — кашемировые ткани, драгоценные камни, пряности, из Китая — шелк.
       Обширными и разнообразными были связи Сугдеи с Русью. В первую очередь это были связи торговые. Из Руси в Западную Европу через Сугдею шли меха, кожи, зерно, льняной холст, мед, воск, пенька, строительный лес. На Русь через Сугдею везли шелк-сырец, хлопчатобумажные и шерстяные ткани, имбирь, перец, гвоздику и другие пряности. Иностранных и сугдейских купцов, торговавших этими товарами, на Руси называли “сурожскими гостями”. Позднее это название распространилось и на русских купцов, торговавших товарами, которые вывозились из Сугдеи (Сурожа) в Москву и другие русские города.
       Русские товары доставлялись в Сугдею либо по Днепру, а затем морским путем, либо “Залозным путем”: по Днепру до излучины у порогов и потом степью через Перекоп.
       Присутствие русских людей в Сугдее подтверждается археологическими находками. Экспедиция под руководством М. А. Фронджуло обнаружила у подножия горы Крепостной медный киотный русский крест (конец XII — первая половина XIII века) и два пряслица овручского типа. В Уютном найден русский крест-складень, половинка такого же креста — в верхнем городе, к юго-востоку от главных ворот. М. А. Фронджуло предположил существование русской слободы на прибрежном участке Крепостной горы.

       Венеция

       В 1204 г., во время четвертого крестового похода, рыцари разгромили христианский Константинополь, столицу Византийской империи. После этого монопольное право торговли и колонизации в Причерноморье получила союзница крестоносцев Венеция. В Крыму появляются венецианские фактории и крепости. Вскоре крупнейшей из них становится Судак — Солдайя. Первый известный документ об этом датируется 1206 г.: в Константинополе заключена торговая сделка между венецианскими купцами Пьетро феррагуто и Захарио Стагнорио, с конечным пунктом операции в Солдайе.
       Венецианцы владели городом полтора столетия. Это было время невиданного расцвета Судака, годы славы и богатства, но и время жестоких потрясений, вражеских нашествий и разорении.
       О торговле венецианцев в Солдайе рассказывает знаменитый путешественник Марко Поло: “В то время, когда Балдуин (один из вождей крестоносцев) был императором в Константинополе, т. е. в 1206 г., два брата, господин Николо Поло, отец господина Марко, и господин Маффео Поло, находились тоже там; пришли они туда с товарами из Венеции. Посоветовались они между собой да решили идти в Великое море (Черное море) за наживой да за прибылью. Накупили они всяких драгоценностей да поплыли из Константинополя в Солдайю”. Из духовного завещания известно, что Маффео, дядя Марко, имел в Солдайе свой дом.
       В первой половине XIV века Сугдея была хорошо известна за пределами Крыма. Арабские писатели ставят город рядом с такими значительными торговыми центрами, как Булгар, Сарай, Азов, Хорезм. Восточные писатели конца XIII века называют Черное море Судакским морем. О большом значении города говорит и тот факт, что в 1282 г. глава сугдейской епархии имел сан митрополита. Торговые интересы венецианцев в Сугдее были столь значительны, что с 1287 г. в городе находился венецианский консул. В сугдейском порту разгружались суда с товарами из Передней Азии, Египта, Византии, Сирии, стран Западной Европы, караваны из Средней Азии и Золотой Орды.
       Глава дипломатической миссии фламандец Биллем Рубрук, посетивший город в 1253 г., сообщает, что “...туда пристают все купцы, как едущие из Турции (Иконийский султанат) и желающие переправиться в северные страны, так и едущие обратно из России и северных стран, желающие переправиться в Турцию ...одни привозят горностаев, белок и другие драгоценные меха; другие привозят ткани из хлопчатой бумаги, бумазею, шелковые материи и душистые коренья”. Рубрук рассказывает, что, когда он раздумывал, что ему взять для перевозки своего имущества: телеги, запряженные двумя быками, или вьючных лошадей, то константинопольские купцы посоветовали ему взять телеги и купить крытые повозки, в которых русские перевозят свои меха.
       Русская летопись XIII века сообщает о пребывании сурожских купцов во Владимире-Волынском. Рассказывая о погребении князя Владимира Галицкого в 1288 г., летописец отмечает: “И тако плакавшеся над ним все множество володимирцев, немцы и сурожьце, и новгородцы”. Сурож упомянут и в знаменитом памятнике древнерусской литературы “Слово о полку Игореве”: “Див кличет на верху древа, велит прислушать земле незнаемой: Волге, Поморию, и Посулию, и Сурожу...”, а также в древнерусских былинах цикла “Князь Владимир Красное Солнышко”.
       В русской летописи сообщается, что в 1356 г. из Орды в Москву пошел татарский посол Ирынчей и с ним гости-сурожане. Это — первое письменное свидетельство о торговых связях Москвы и Сугдеи. В дальнейшем о подобных связях русские летописи сообщают неоднократно. Так, в рассказе об осаде Москвы Тохтамышем в 1382 г. говорится о сурожанах в одном ряду с суконниками и другими купцами.
       Отправляясь в 1380 г. в поход против хана Мамая, Дмитрий Донской взял с собой десять сурожских купцов в качестве переводчиков, а также как свидетелей русской славы в предстоящей великой битве. Известны имена этих сурожан: Василий Капица, Сидор Олферьев, Константин Петунов, Кузьма Ковря, Симеон Онтонов, Михаиле Саларев, Тимофей Весяков, Дмитрий Черной, Дементей Саларев, Иван Ших. По прошествии столетия некоторые из этих фамилий снова встречаются в русских летописях (Весяков, Саларев, Ших). О реальности имени Весякова свидетельствует “Весяков двор”, стоявший в московском Китай-городе во второй половине XV века. “Бархатная книга” сообщает, что в Москву при великом князе Дмитрии Ивановиче Донском прибыл “князь Стефан Васильевич из своей вотчины из Судака, да из Манкупа, да из Кафы. От его сына Григория Ховры (Коври) пошел род Ховриных и Головиных, а от них Грязные”. Василий Капица считается родоначальником рода Ермолиных.
       Известны и другие факты, подтверждающие тесные связи сурожских купцов с Русью. Так, князь Михаил Тверской отправлял в ордынскую ставку Некомата Сурожанина в качестве посла, чтобы тот выпросил “ярлык”, т. е. добился назначения Михаила Тверского великим князем.

       Турки-сельджуки, монголо-татары

       Богатый и знаменитый город постоянно притягивает к себе жадные взоры завоевателей. В 1221 г. нападение на Сугдею совершил иконийский сельджукский султан Ала-ад-дин-Кей-Кубад. В XI веке турки-сельджуки захватили большую часть Малой Азии и основали здесь свое государство — Иконийский султанат. Подробности нападения на Сугдею известны из рассказа персидского автора Ибн-ал-Биби.
       Поводом для нападения явились жалобы мусульманских купцов султану на притеснения, чинимые им в торговле. Как повествует Ибн-ал-Биби, “Султан, услышав просьбу о помощи, разгневался, велел вознаградить купцов, приказал снарядить войско, поставить во главе его Амир Хусан-ад-дина Гупана, который был главным эмиром и полководцем государства, и послал его в сторону Судака”.
       Сельджуки высадили десант в районе Феодосии. Навстречу им выступило войско половцев и русских (Тмутараканского княжества). Это союзное войско было наголову разгромлено, после чего десятитысячный отряд сельджуков двинулся на Сугдею.
       Ибн-ал-Биби сообщает, что Сугдею обороняло войско из тысячи хорошо обученных военному делу юношей. Навстречу врагу вышел конный отряд защитников города. В долине разгорелось сражение. Сельджуки применили свою обычную тактику — притворным отступлением завлекли отряд сугдейцев в глубь долины, а потом набросились на него из засады. Отряд был разгромлен. Жителям города пришлось внести огромный выкуп в 50 тысяч динаров. В честь своей победы сельджуки возвели в Сугдее мечеть, которую, по преданию, воздвигли за 14 дней. Возможно, однако, что мечеть не была достроена. С уходом турок местные жители начали разбирать ее на строительный материал для крепостных сооружений города. Сельджуки покинули Крым два года спустя, в связи с тем, что в Конию вторглись монголо-татары. Интересно, что, вернувшись на родину, Ала-ад-дин-Кей-Кубад построил в городе Нигде мечеть, похожую на судакскую, но меньших размеров.
       Мирная жизнь после ухода сельджуков продолжалась недолго. Уже в 1223 г. в Крым ворвались монголо-татары и захватили Сугдею. “В тот же день пришли первые татары”, — сообщает запись на полях Синаксаря от 27 января 1223 г.
       Более подробно о нападении монголо-татар и его последствиях для города рассказывает арабский писатель Ибн-ал-Асир:
       “Придя к Судаку, татары овладели им, а жители разбрелись, некоторые из них со своими семействами и своим имуществом взобрались на горы, а некоторые отправились в море... С тех пор как вторглись татары, не получалось от них (кыпчаков) ничего по части буртасских мехов, бобров и другого, что привозилось из этой страны”.
       Монголо-татары вскоре покинули Крым, и временно нарушенные торговые связи Сугдеи были восстановлены. Однако в 1239 г. они вновь появились в Крыму и на этот раз остались здесь надолго. Крымский полуостров становится улусом Золотой Орды. В Синаксаре появляются записи, связанные с новыми нашествиями. “В тот же день пришли татары”, гласит запись от 26 декабря 1239 г. А 27 апреля 1249 г. сообщается: “В тот же день очищено от татар все... и сосчитал севаст (правитель) народ... и праздновал торжественно”.
       Монголо-татары обложили Сугдею данью, однако город остался фактически независимым. Биллем Рубрук в 1253 г. писал, что не застал в городе властей, так как местные начальники отправились зимой к Батыю с данью и к маю месяцу еще не вернулись. Самостоятельность Сугдеи подтверждает факт существования так называемых солдайских аспров (мелкой серебряной монеты), упоминаемых в нотариальных актах Солдайи 1274 г. и Каффы 1290 г.
       Не ограничиваясь получаемой данью, монголо-татары еще не раз совершали набеги на Сугдею. “В тот же день пришло (Ногаево — Авт.) войско”, — сообщает Синаксарь в 1298 г. Подробнее об этом нападении рассказывает арабский писатель Ал-Муфаддаль: “Ногай... пришел в Судак с большим войском и приказал жителям Судака, чтобы все, которые были за него, вышли за город со своими людьми и со своим имуществом. Вышли все приверженцы его, а их было более 1/3 (населения. — Авт.). Потом он приказал войскам (своим) окружить его (город) и стал требовать к себе одного за другим, истязал его и отбирал все его имущество, а затем убивал его, так что умертвил всех, кто (оставался) в городе. После этого он поджег его (город. — Авт.) и уничтожил его дотла”.
       Набеги на Сугдею продолжались в 20-е и 30-е гг. XIV столетия. В Синаксаре за 1322 г. говорится: “В тот же день пришел Толактемир... и взял Сугдею без войны, и сняли колокола все, и сломали иконы и кресты, и затворили ворота, и была скорбь, каковой не было никогда”. Год спустя: “В тот же день закрыли безбожные агаряне божественную и священную икону Спаса нашего Иисуса Христа, (что) в царских воротах богоспасаемого города Сугдеи”.
       Известия об этих событиях дошли до папского двора, который находился тогда на юге Франции, в Авиньоне. В 1323 г. папа Иоанн XXII писал золотоордынскому хану Узбеку: “Так как мы не можем не огорчаться несчастием христиан, бедствиями и притеснениями, то с болью услыхали мы, что христиане, еще недавно бывшие в городе Солдайе, изгнаны сарацинами из города, что церковные колокола сняты и сами церкви осквернены”. Папа просил, чтобы христианам дозволили вернуться в город.
       В 1327 и 1338 гг. татары вновь подвергли Сугдею разграблению.
       Постоянные набеги золотоордынцев подорвали экономику города и привели к резкому сокращению численности населения. Об этом свидетельствует арабский путешественник Ибн-Батута, побывавший в Крыму в 30-е гг. XIV века. Он пишет о Судаке:
       “Это один из городов кипчакской степи, на берегу моря. Гавань его одна из самых больших и лучших гаваней. Вокруг него сады и воды... Большая часть домов его деревянные. Город этот (прежде) был велик, но большая часть его была разрушена...”

       Генуя

       Погромы города были выгодны соперице Сугдеи — генуэзской Каффе (совр. Феодосия).
       Купеческая республика Генуя была непримиримым врагом и конкурентом Венеции. Во время четвертого крестового похода венецианцы изгнали генуэзцев из захваченных крестоносцами владений Византии. Поэтому Генуя сблизилась с Никейской империей в Малой Азии, которая была центром сопротивления византийцев крестоносцам. В 1261 г. генуэзцы заключили договор с никейским императором Михаилом Палеологом, по которому получили право свободной торговли во всех владениях Михаила Палеолога, а в случае возвращения Константинополя под власть Византии — исключительное право торговли на Черном море.
       Три месяца спустя войска Никейской империи овладели Константинополем. Венецианский квартал в городе был сожжен а его территория передана генуэзцам. Они получили фактически монопольное право торговли в Черном море. В свою очередь Венеция в 1265 г. заключила с Византией мир и снова получила доступ в Черноморье. Между двумя республиками завязалась ожесточенная конкурентная борьба. Одним из ее эпизодов был захват и уничтожение в 1277 г. галеры пизанцев — союзников генуэзцев — в виду Сугдеи. Галера была послана к городу генуэзцами с враждебными намерениями.
       Находясь под непрестанной угрозой вражеского нашествия, венецианцы интенсивно строят в Сугдее крепостные сооружения и укрепляют город. Отмечены два всплеска строительной деятельности при венецианцах: в первой половине XIII века, когда обострилась борьба с генуэзцами, и в конце XIII века. Ко времени второго строительного подъема относится возведение в крепости Консульского замка, который заменил собой более ранний укрепленный жилой замок св. Ильи. Есть упоминание о том, что в 1287 г. в замке находилась резиденция венецианского консула.
       К концу XIII века генуэзцы прочно обосновались в Каффе. Самое раннее ныне известное свидетельство о существовании в Каффе генуэзской колонии — нотариальные акты 1289 — 1290 гг. В 1290 г. был принят первый Устав Каффы, от которого сохранились только заголовки. Со временем город становится центром генуэзской торговли на Черном море и резиденцией генуэзского консула.
       Чтобы поддержать Каффу экономически и подорвать торговлю Сугдеи, генуэзцы принимают специальные меры против своего конкурента. В Уставе генуэзских колоний на Черном море, принятом в 1316 г., указано: “Не должны генуэзцы или те, которые считаются или называются генуэзцами, или пользуются либо привыкли пользоваться благами генуэзцев, ни покупать, ни продавать, ни приобретать, ни отчуждать, ни передавать кому-либо, ни лично, ни через третье лицо каких-либо товаров в Солдайе под страхом указанного выше штрафа... Никто из генуэзцев не смеет выгружать или приказывать выгружать или позволять выгружать с судов, над которыми они начальствуют или при которых они находятся, на какую-либо часть побережья от Солдайи до Каффы каких-либо вещей или товаров под страхом штрафа в 100 золотых перперов (византийская золотая монета) с каждого (нарушителя) за каждый раз”.
       Последнюю точку в соперничестве между двумя городами поставили генуэзцы. В июне 1365 г. они внезапно напали на Сугдею, взяли ее приступом и захватили 18 селений в округе. Во второй половине XIV века генуэзцы утвердились на Крымском побережье от Чембало (Балаклавы) до Каффы, а затем и на берегах Керченского пролива. Солдайя в конце XIV — начале XV века потеряла свое торговое значение. Генуэзцы запрещают купеческим судам заходить в ее гавань и направляют их в Каффу. Туда же постепенно перебираются из Солдайи торговцы и ремесленники.
       Генуэзцы вели в Крыму в основном посредническую торговлю, предпочитая не ездить в далекие края лично, а пользоваться товарами, привозимыми купцами других стран. Посредническая торговля приносила большие прибыли. Значительное место занимала также торговля сырьем и продуктами самого Крыма. С полуострова вывозились рыба, икра, соль, невыделанные шкуры, а также хлеб с Прикубанья.
       Солдайя в этот период становится укрепленным поселением и административным центром сельскохозяйственного округа. Главным занятием не только сельских жителей, но и горожан становится земледелие, в частности возделывание и обработка винограда. Многие солдайцы большую часть года проводили за пределами города, в деревнях, где имели свои дома и занимались сельским хозяйством. Так, в протокольных записях показаний Космы и Константина, имевших свои дома в деревне Карагай, указывается, “что два дома (в Карагае) заняты ими... что они живут в них, когда ходят туда работать, даже зимой, когда есть работа, но что сами они уже свыше сорока лет являются жителями Солдайи, имеют свои дома в Солдайе, в Карагай же уходят и приходят, когда там работают”. Консул Солдайи в письме консулу Каффы сообщает, что “помимо карагайцев, есть и такие люди, происходящие из Солдайи и имеющие в ней свои дома, которые живут и работают в Ортолане, Сартане и других селениях и платят там десятину; в нашем же городе, когда они пребывают в нем, несут караульные повинности и платят подушную подать”.
       Важнейшей задачей генуэзских властей являлся сбор налогов с местного населения. В крымских колониях существовали поземельный, подоходный, подушный, налог со строений и другие виды налогов. Большое место в бюджете колоний занимали косвенные налоги: на съестные припасы, лес, траву, уголь и т. п.
       Внутренняя жизнь города регламентировалась Уставом генуэзских колоний на Черном море, принятым в Генуе в 1449 г., где имелся большой раздел, посвященный устройству Солдайи. Управлял городом консул, назначаемый в Генуе, но подчинявшийся Каффе. Срок его полномочий ограничивался одним годом. Будучи главой генуэзской администрации, он исполнял также должность начальника крепости, военачальника и управляющего финансами. В Уставе четко прописывались права, обязанности консула и ограничения, накладываемые на его деятельность. Так, консул обязан был “довольствоваться выше назначенным жалованьем, а если окажется, что поступил вопреки, то должен возвратить взятое жалованье и сверх того еще двойную сумму”. Не мог он также в течение своей службы “ни под каким видом” иметь в Солдайе землю или виноградник.
       Штат консульской канцелярии состоял из письмоводителя, назначаемого только из числа генуэзцев, и письмоводителя для ведения дел на греческом языке, двух рассыльных и двух служителей. Для службы и поручений при консуле состояли восемь конных стражников-аргузиев “с лошадьми, оружием и плащами хорошими и крепкими”. Для защиты города нанимались 20 солдат, находившихся под начальством двух подкомендантов. Полицейский пристав обязан был отпирать и запирать базарные ворота. У базарных ворот должны были находится два караульных, один днем, другой ночью. Один музыкант должен был караулить и играть ночью на стенах на трубочке, а сторож с той же целью барабанить на турецком барабане. Два трубача днем и ночью стояли на страже и трубили на стенах. Ворота на ночь запирались и “всегда стояли закрыты до самого дня, исключая только крайнюю и явную необходимость, с тем условием, чтобы мост перед воротами был всегда поднят”. У внешних ворот предместий находилось два караульных.
       Согласно Уставу в городе должны были находиться также епископ, домовой священник, цирюльник, знающий хирургию, и мастер, проводящий воду и наблюдающий за водопроводом. Консул обязан был избирать или утверждать старост в деревнях, подведомственных Солдайе, руководствуясь большинством голосов, поданных в чью-либо пользу жителями этих деревень.
       При консуле состоял комитет попечителей, назначаемых из “честных жителей Солдайи — одного латина, другого грека”.
       Комитет следил за общегородскими работами и состоянием безопасности города, ведал хранением оружия и запасов продовольствия крепости, а также пользовался правом контроля над финансовой деятельностью консула. Устав гласил, что “если же каким-нибудь образом узнает комитет, что консул взыскал какой-нибудь из означенных штрафов в свою пользу, то обязан довести об этом до сведения консула Каффы... для того, чтобы... его (консула Солдайи. — Авт.) наказали”. Комитет должен был также следить, чтобы консул Солдайи в ночное время, когда угроза нападения на город возрастала, не покидал территорию города.
       Доходы комитета попечителей складывались из налога на виноградники и половины суммы штрафов, взысканных с солдайцев, обнаруженных на улицах города после вечернего колокольного звона. Эти средства шли на ремонтные работы и другие издержки. Отчет о расходах ежегодно отправлялся в Каффу.
       Другой комитет, избираемый ежегодно 1 марта, также состоявший из одного латинянина и одного грека, должен был распределять воду жителям, имевшим виноградники в Солдайе. Выборной была также и должность сотника, то есть начальника гражданского ополчения города. Сразу после своего вступления в должность консул собирал горожан, и собрание избирало “четырех хороших и честных людей, способных исправлять обязанности сотника”. Из этой четверки консул Каффы со своим советом на основании письменного донесения консула и попечительного комитета Солдайи назначал сотника.
       Генуэзцы проводили в городе большие строительные работы, значительно усовершенствовав и дополнив уже существовавшую оборонительную систему. Почти на всех построенных ранее объектах были осуществлены реконструкция, ремонт и достройка.
       В середине XV века ситуация в генуэзских колониях Крыма резко ухудшилась. В мае 1453 г. турки захватили столицу Византийской империи Константинополь и взяли под контроль основной путь через Босфорский пролив, связывающий черноморские колонии Генуи с метрополией. В этой ситуации Генуя уступила свои колонии банку св. Георгия.
       Банк св. Георгия, основанный в 1407 г., был крупнейшим финансовым учреждением средневековой Европы. Ему принадлежало право чеканки монеты и сбора большей части налогов в Генуэзской республике, контроль над генуэзскими таможнями, монополия на эксплуатацию соляных копей. Его пайщиками были члены самых богатых и знатных семей Генуи.
       Ко времени передачи колоний банку положение в них сложилось угрожающее. В любой момент можно было ожидать нападения турок или татар. После засухи 1454 — 1455 гг. и последовавшего неурожая городам угрожал голод. В июле 1454 г. у берегов Каффы появилась турецкая эскадра. Напуганные генуэзцы согласились выплачивать султану ежегодную дань размером в три тысячи дукатов. Воспользовавшись ситуацией, крымский хан добился права на получение дополнительной ежегодной дани от генуэзцев.
       В военном отношении колонии были слабы. Крепостные сооружения Солдайи находились в неудовлетворительном состоянии. Консул Коррадо Чикало в донесении банку так описывал состояние крепости: “Я решил обследовать состояние этого места и в первую очередь осмотреть две крепости, которые я нашел очень плохо укрепленными. После этого я осмотрел в одной из настенных башен запасы продовольствия, которые оказались частично израсходованными. Запасы же в новой, левой башне находятся в лучшем состоянии, хотя и нуждаются в некоторой очистке. Я осмотрел также башню, обратившуюся в развалины вместе с частью стены”. Ситуация усугубилась и упадком торговли, вызванном блокадой Босфора турками и торговой конкуренцией с княжеством Феодоро и Крымским ханством.
       В этой обстановке началось повальное бегство генуэзцев и местного населения из колоний. Коррадо Чикало докладывал, что “...Здешний народ в большом брожении, и уже некоторые бедные и неимущие работники из-за того, что не могут найти себе занятия, уходят по направлению к Монкастро (на месте совр. Белгород-Днестровского. — Авт.), чтобы хоть в течение нескольких месяцев они могли вести более сносную жизнь”.
       Банку пришлось принять срочные меры для упорядочения обороны и управления своими владениями. В Солдайе ожидался приезд “...достойнейшего Дамиано ди Леоне”, вместе с которым консул должен был наметить способы и меры к исправлению недостатков в организации обороны города. Была объявлена амнистия лицам, ранее по разным причинам изгнанным из колоний. Сделано это было с целью сдержать бегство населения из округи. Местным жителям было разрешено выбирать из своей среды “комитет четырех”, который имел право контролировать деятельность генуэзских чиновников и мог поддерживать непосредственную связь с центральными властями в Генуе. Приступили к строительству новых и ремонту старых укреплений; для этой цели банк отпустил денежные средства. Укрепление оборонительных сооружений продолжалось вплоть до появления у стен крепости турецких войск.
       Мероприятия банка св. Георгия были одобрительно встречены генуэзцами, проживавшими в колониях, и местным населением. Представители Солдайи писали протекторам банка 20 июня 1455 г.: “Высокопоставленные вельможные господа, господь Бог знает про то великое утешение, которое мы получили, когда услыхали, что вы приняли правление над Каффой и здешним городом (Солдайей. — Авт.), а также прочими местами общины Генуэзской, на этом море расположенными, ибо мы уже давно слышали, что вы правите со всей справедливостью и всегда предусматриваете все необходимое. Мы видели, как все было быстро и скрытно проделано во избавление от всех опасностей, угрожавших подвластным вам местам”.
       Определенную надежду давало и восстановление морского пути между Генуей и Крымом. Турецкий султан Мехмед II перестал препятствовать проходу генуэзских кораблей через проливы. Связано это было с войной Турции против Венгрии и Венеции, в которой Генуя помогала туркам, снабжая их товарами и оружием. Экономическое положение колоний улучшилось, и доходы банка возросли.
       Получив передышку, генуэзские власти в Крыму начали искать союза со своими соседями на случай возможной войны с Турцией. В 1471 г. был заключен договор с владетелем княжества Феодоро. Расположенное в горах юго-западного Крыма, в XV веке княжество играло заметную роль в политической жизни Крыма. Воспользовавшись междоусобной борьбой за ханский престол, генуэзцы помогли хану Менгли-Гирею захватить его братьев. Таким образом, было получено важное средство давления на Менгли-Гирея. Пленники содержались сначала в Каффе, а затем в Солдайе. 16 февраля 1473 г. совет банка св. Георгия постановил комендантам Солдайи вносить денежный залог, по крайней мере на 1000 флоринов превышающий обычный залог, “...и так до тех пор, пока в указанной крепости будет находиться господин Нур-Давлет и другие отпрыски татарской знатной крови”. Пытались генуэзцы найти союзников и за пределами Крыма, в частности в Польше, но безуспешно.
       В последние годы существования генуэзских колоний в Крыму в них обострилась классовая и межнациональная борьба. Многократно увеличились злоупотребления и насилия со стороны генуэзских чиновников. Письма консула и других должностных лиц Каффы к протекторам банка св. Георгия переполнены доносами и взаимными обвинениями во взяточничестве. Очень напряженный характер приняла борьба католиков с православным населением колоний. Католическая церковь пыталась распространить в Крыму действие Флорентийской унии (1439 г.), согласно которой православная церковь лишалась самостоятельности и ставилась под власть римского папы. Папа Сикст IV распорядился назначить некоего Николая епископом “над греками Каффы и Солдайи”. Консулы сообщают о частых волнениях среди населения колоний. Особенно крупным было восстание в Каффе в 1454 г. под лозунгом “Да здраствует народ, смерть знатным!” Народные выступления в Каффе продолжались в 1456, 1463, 1471, 1472 и 1475 гг.
       В конце 1470 г. произошли волнения в Солдайе. В послании протекторов банка консулу Каффы от 21 января 1471 г. говорится: “...мы одобряем, что вы подавили ...беспорядки в Солдайе.
       Желаем, чтобы вы сохраняли там спокойствие и старались впредь, поскольку это зависит от вас, не допускать возникновения подобного рода беспорядков”.

       Османская империя

       В 70-е гг. XV века вновь разгорелась борьба между генуэзцами и татарами. Часть татарских феодалов подняла мятеж против хана Менгли-Гирея, находившегося в дружеских отношениях с генуэзцами. Хану пришлось искать убежища в Каффе. Мятежные татарские феодалы обратились за помощью к турецкому султану, в апреле 1474 г. заключившему перемирие с Венецией.
       31 мая 1475 г. вблизи Каффы высадился крупный турецкий десант. Турок поддержали татары. На следующий день началась осада города. 6 июня Каффа капитулировала. Вскоре после этого пали и другие владения генуэзцев в Крыму.
       О последних днях Солдайи сохранились только отрывочные Сведения. Одно из них — сообщение Мартина Броневского, который посетил Судак в XVI веке: “От митрополита греческого, мужа почтенного и честного, который с греческих островов прибыл для осмотра церквей, я узнал, что, когда турки осаждали этот город с моря многочисленным войском, генуэзцы храбро и сильно защищали его”. Однако силы были неравными. Когда иссякли запасы продовольствия и наступил голод, туркам удалось ворваться в крепость. Оставшиеся в живых защитники города вместе с последним консулом Солдайи — Христофоро ди Негро укрылись в главном городском храме, но турки подожгли храм, и сотни горожан сгорели заживо. Предание об этом событии подтвердилось археологическими раскопками 1928 г.: в развалинах храма было обнаружено множество обугленных человеческих скелетов. То же предание сообщает, что несколько жителей города сумели по тайному ходу спуститься к морю и бежать на кораблях.
       На этом, как пишут историки, историческая жизнь города закончилась. Что же касается Крымского ханства, то оно попало в вассальную зависимость от Османской империи. Побережье и часть горного Крыма перешли в непосредственное владение турецкого султана. Каффа стала резиденцией турецкого паши и получила новое название — Кефе, но нередко богатый, блистательный город именовали Кучук-Стамбулом (Малый Стамбул).
       Судак потерял всякое значение. Вскоре после завоевания основные силы турок покинули город. В крепости остался небольшой гарнизон, а сама она стала одним из опорных пунктов в системе турецких укреплений в Крыму. Известно, что в 1655 г. донские казаки, пройдя Керченским проливом, захватили Тамань, а затем стремительным броском подошли к Кефе и Судаку, захватили их и благополучно вернулись домой.
       Земли вокруг Судака, с садами и виноградниками, заняли богатые каффинцы. В 1666 г. здесь побывал турецкий путешественник Эвлия Челеби. В его описании Судак — поселение уже чисто мусульманское. Подробно описаны “помещения для собрания правоверных” — джамия султана Баезида Святого и мечеть Хаджи-бея. “За воротами замка нижнего, по другую сторону долины, расположен квартал мусульманский с двумястами домами, крытыми землей, с мечетью и колодцем с живительной водой”. В небольших христианских церквушках размещались обычно хлевы для скота или конюшни для жеребцов. На самом верху крепости, видимо, в Девичьей башне, находилось “сторожевое помещение, в коем несколько людей находятся для смены: стражи из страха перед неверными казаками. Давным-давно в этой твердыне был также маяк”.
       Эвлия Челеби утверждает, что “слава сих садов крымских в Судаке Рума, Аравии и Аджама достигает. Кто же в этих садах судакских среди утех проживает, тот никогда головной боли не испытывает”.
       К концу XVIII века Судакский кадылык (район) входил в состав Кефинского каймаканства и включал в себя 20 селений от Алушты на западе до Коз (совр. Солнечная Долина) на востоке.
       Сведения о Судаке турецкого периода можно найти в сочинениях Эмиддио Дортелли Д'Асколи (1634 г.) и Мартина Броневского (1578 г.), посланника польского короля Стефана Батория к крымскому хану Мухаммед-Гирею II, а также в книге профессора университета в Галле Тунманна “Крымское ханство”, изданной в 1784 г. в Германии в серии “Большое землеописание Бюшинга” и содержащей описание Крыма накануне его присоединения к России. Судак в этих описаниях — обширный виноградный сад, живущий исключительно воспоминаниями о своем славном прошлом.

Содержание | Следующая глава